Блог

Экзорцизму -нет!


Экзорцизму — нет?


Известна практика экзорцизма — “изгнания злых духов”. С моей точки зрения, это в значительной степени практика борьбы с неразряженными комплексами сознания. Мало того, что “бесам” придается отдельный от человека онтологический статус, считается, что и силой они обладают самостоятельной, идущей “от дьявола”.


Практика соматопсихотерапии показывает, что при неисключенности, но и недоказанности самостоятельного существования прилогов в пространстве (мировом психическом пространстве), существом, придающим им силы, делающим их значимыми, является сам человек — “организм-носитель”.



Не считая себя экспертом в этом вопросе, могу лишь поделиться своим опытом. В ряде случаев люди сообщали о том, например, что на плечах у них сидит черт, как годовалый ребенок по весу и росту. По мере успокоения, однако, “черт” таял, сдувался, превращался в банальную точку и улетал. Так же бывало с драконами и десятками других “паразитов”. С другой стороны, легко себе представить, как можно было бы истеризировать человека, который визуализировал такую “сущность”. “На плечах сидит большая обезьяна”


Итак, мы заметили, что иногда (в моей личной практике все реже — в связи с тенденцией к безобразности в работе) пациенты, обращаясь к своим ощущениям при закрытых глазах, обнаруживают живых существ в составе своего тела, или на себе, или рядом с собой. Это могут быть ежи, медузы, раки, драконы, черти, обезьяны.


Именно обезьяну ощутила на плечах пациентка Е.А., 32-летняя официантка подмосковного пансионата, жаловавшаяся на крайнюю раздражительность. Приехавшая в поисках счастья из провинции, она уже пять лет работает в рабских условиях и полностью зависит от произвола администрации пансионата. Одна воспитывает ре­бенка.


— Давно носите? — спрашиваю пациентку об обезьяне.

— Месяца три.

— При каких обстоятельствах приняли ее на плечи?

— Ночью открыла дверь в ванную, кто-то прыгнул на грудь.

— Это и была та обезьяна, что сидит сейчас у Вас на плечах?

— Мне кажется, что да.

— Почему она выбрала именно Вас?

— Потому что я стала ее пугать: “Иди-иди отсюда!”. А говорят, что надо с ними ласково разговаривать, покормить надо.

— Что же Вас заставило пугать ее?

— Собственный страх, — наконец заговорила пациентка о своем состоянии.

— У Вас есть страх?

— Страха у меня нет. Я никого и ничего не боюсь, — твердо отвечает пациентка.

— Что же у Вас есть? — удивляюсь я.

— Паника. У меня “синдром норы”, — отвечает она с горечью, — спрятаться и не высовываться.

— Паника большая или маленькая? — продолжаю я выяснять, что носит пациентка в себе и что предопределило принятие обезьяны на плечи. (Обезьяна, кстати, мохнатая, 10 кг весом, — уточняла пациентка еще в начале.)

— Большая.

— Сколько сантиметров? — Такой прозаический вопрос задается умышленно, во избежание чрезмерной “поэтизации” страданий.

— Ну вот, все у Вас в сантиметрах, килограммах...

— В чем бы Вы измерили? — не отступаю я. Пациентка, не найдя другой меры, успокаивается. Паника оказалась в горле, 3 см в диаметре, плотная, в виде кома жвачки.

— Что будете делать с этой жвачкой? Продолжать жевать?

— Нет, пора проглатывать.

Пациентка проглотила жвачку, ощущения опустились в ноги.

— Что осталось на месте, где была жвачка?

— Ничего не осталось.

— Повнимательнее! — важно настаивать на уточнении.

— Царапина осталась.

— Заживает?

— Да.

Царапина зажила. За это время обезьяна стала уменьшаться.

— Куда при этом уходят ощущения? В грудь? В руки? В живот? В ноги?

В истории болезни пациентки значится диагноз: хронический аднексит, что говорит о неблагополучии в нижней части тела. Пациентка стала наблюдать за ощущениями. Наконец они дошли до кончиков пальцев.

— Что осталось от обезьяны?

— Нет ее.

— Где же она?

— Спрыгнула, наверное.

— Больше ей стало неинтересно на Вас, что ли? На такой спокойной сидеть нет никакой корысти.



Какой урок Вы извлекли из этой истории?

— Надо самой снимать всех обезьян. Не давать им садиться на себя.

Замечу, что перед сеансом пациентка не верила в возможность освобождения от “обезьяны”. У нас есть возможность проверить, насколько Е.А. усвоила урок и каким именно способом она не будет давать садиться на себя “обезьянам”. Хочется верить, что не борьбой с ними, а успокоением себя, хранением “духа мирна” в любых сложных, провоцирующих злобу и страх обстоятельствах.


Ермошин А. психотерапевт

Нет комментариев

Добавить комментарий